630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Четверг, 28 мая 2020
Вы находитесь: Главная ПЕРВАЯ ПОЛОСА - главные новости

Адвокаты Великой победы

[09.05.20]

Борис Федоров, Николай Доленко, Александр Бойков – их имена навечно занесены в Книгу почета Адвокатской палаты Новосибирской области. Помимо преданности адвокатскому долгу, беззаветному труду по защите прав граждан была в их жизни, как и в жизни всей страны, как и в жизни сотен, тысяч адвокатов Новосибирской области, своя, особая страница биографии…

22 июня. Еще не рассеялся туман над Бугом. Обычный воскресный день. Адвокаты Новосибирской области и их семьи планируют, как провести свой выходной: сходить в гости, посетить театр, кто-то спешит на футбол, кто-то – на свидание. Кто бы мог подумать в это утро: скоро они станут героями и жертвами войны, убитыми и ранеными, солдатами, военнопленными, вдовцами и вдовами, инвалидами. Победителями в самой жестокой войне человечества. Освободителями Европы.

22 июня 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении». Уже бугрилась от разрывов земля Белоруссии и Западной Украины… 17 сентября 1941 г. ГКО издал постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР», по которому вводилось обязательное военное обучение граждан СССР мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет. Постановлением СНК СССР от 1 июля 1941 г. расширялись права народных комиссариатов в условиях военного времени, а Указом Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. устанавливался режим рабочего времени рабочих и служащих в военное время. Так начиналась эта Великая война, и никто не знал, что она унесет жизни более 20 миллионов советских граждан.

Все перечисленные  меры по изменению государственного аппарата и нормативно-правовые акты самым непосредственным образом относились и к перестройке жизни в Западной Сибири, поскольку с первых дней войны значимость востока страны резко возросла. Рост значения Сибири, прежде всего, был связан с переводом экономики на военные рельсы и за второе полугодие 1941 г. с запада было эвакуировано 1523 промышленных предприятия и около 10 млн. человек. Сибирь становилась главным арсеналом фронта, и в 1942 г. производство военной продукции  только в Западной Сибири возросло в 27 раз. В Новосибирске был создан один из четырех авиазаводов страны, а с июля по ноябрь 1941 г. в Западную Сибирь прибыло 244 промышленных предприятия. Но с самого начала войны Новосибирская область стала не только крепким тылом, но и обеспечивала фронт людскими резервами. Только за первые два дня войны в военкоматы Новосибирска было подано 6680 заявлений о призыве в действующую армию и отправке на фронт. Сейчас уже сложно понять, сколько адвокатов ушли первыми эшелонами на запад, как невозможно подсчитать, сколько отправилось защищать Родину после, но мы можем иметь общее представление о масштабах героического порыва новосибирских защитников из архивных документов…

Я держу в руках бесценные для новосибирской адвокатуры реликвии – журналы распоряжений президиума Коллегии адвокатов Новосибирской области, заполненные в годы войны. Начало первого из них датировано 10-м января 1941 года и окончено 28 декабря 1942 года. Содержимое этого журнала – свидетельство беззаветного порыва, который не утихал в сердцах адвокатов, их стремления ценой своей жизни защищать теперь уже не отдельного гражданина, а огромной Родины. Короткий документ – Распоряжение Президиума № 122\11 от 29.01.1942 г. – это факт, это история: сразу четверо адвокатов, взяв в руки оружие, ушли на фронт. Кобылин, Чистов, Вишняк, Осинцев… И этими распоряжениями заполнены все журналы, они разбухают от этих распоряжений как гроссбухи крупных государственных предприятий. Только учет там ведется не в рублях, а в человеческих жизнях. Эти распоряжения – объяснение, почему мы победили, они - снисходительная пощечина негодяям, пытающимся преуменьшить роль нашей страны в Великой победе.  И участие адвокатов Новосибирской области в этой победе – это уже не просто утверждение. Я держу в руках вещественные доказательства, подтверждающие этот тезис.

Есть еще один примечательный момент в Распоряжении № 122\11 – когда мужчины уходят на фронт, их замещают в тылу женщины. И это правда. Война заставляет государство принимать исключительно правильные решения, она быстро отучает корпоративные сообщества прикрываться желательными модальностями и сакральными условностями, легко доступными в часы благополучия. И поэтому совершенно очевидно, что на должность судьи в этот сложный период не подошел никто лучше женщины-адвоката. Правосудием должен заниматься тот, кто хорошо в нем разбирается. И это тоже - правда. .

Враг уже топтал Белоруссию и Украину, уже случилась «Уманская яма», в которой сгинули 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта. Уже была Битва за Москву и Ленинградская битва, уже приближалась Сталинградская… Уже не хватало продовольствия и техники, но даже в такой неимоверно тяжелой обстановке население Новосибирской области продолжало жить, чтобы сделать все возможное для победы. Вместе с тем, в глубоком тылу продолжалась хотя и серьезным образом измененная, но гражданская жизнь. Несмотря на сужение применения гражданско-правовых договоров в обязательственном праве и расширения административно-правовых рычагов, гражданско-правовые отношения между субъектами гражданского права продолжались.  В условиях  тыла при перемещении огромного количества людей особое внимание уделялось жилищному законодательству, по-прежнему работали органы ЗАГСа, поскольку любовь и появление человека на свет не в силах отменить даже война. Продолжала действовать и адвокатура, однако война также внесла в ее деятельность существенные коррективы.

Уже в первые дни войны 35 адвокатов коллегии были призваны в армию и направлены на фронт. Среди них заведующие юридическими консультациями Кагановичевского и Октябрьского районов г. Новосибирска Ф.В. Ульдин, Н.А. Лелюхин, К.П. Паученок и И.М. Зельманович; заведующие юридическими консультациями Кировского и Дзержинского районов г. Новосибирска Е.Н. Гринев и А.М. Белякин; адвокаты Д.И. Букавицин (Пихтовка), С.С. Высоцкий (Барабинск), В.Н. Головин (Чулым),  А.И. Зеленцов (Коченево),  М.А. Михайлов (Мошково), Н.М. Цибусов (Здвинка).

Некоторые из них направлялись в состав 107-й стрелковой дивизии, формировавшейся в Барнауле, которая уже 3 июля 1941 г. заняла позиции на рубеже Оленино – Белый – Дорогобуж. 19.07.1941 дивизия принимает первый бой в Смоленском сражении. В конце августа – начале сентября на этом рубеже Красная Армия провела свою первую крупную наступательную операцию, наголову разбив противника и освободив Ельню. Именно сибиряки, среди которых были и адвокаты, стали первыми гвардейцами: 107-я стрелковая дивизия стала 5-й Гвардейской.

В составе 765-го стрелкового полка этой дивизии с первых дней боевых действий воевал адвокат Дикарев Петр Алексеевич, который за проявленный героизм в боях за Ельню был награжден орденом  Красного Знамени. Утром 8 августа 107-я дивизия смогла продвинуться вперёд лишь на семь-девять километров. Противник бросил против сибиряков танки и артиллерию. То и дело в воздухе появлялись бомбардировщики. На пути 107-й дивизии встал и полк «Фюрер» под командованием Кеплера из отборной дивизии СС «Райх» (объединенный с частью соединений СС «Мёртвая голова» - тем самым соединением, что «прославилось» своей жестокостью и преступлениями против человечности). Во время очередной атаки немцев в подразделении П.А. Дикарева закончились боеприпасы, штурмовики СС ворвались в окопы и завязалась рукопашная схватка. Во время рукопашного боя Дикарев зарубил саперной лопаткой несколько вражеских солдат, наши бойцы подхватили автоматы немцев и стали отстреливаться. Атака захлебнулась, огнем артиллерии наступающие были отрезаны, а прорвавшиеся немцы уничтожены.

Петр Дикарев еще не раз проявит сибирское мужество, за что будет награжден медалью «За боевые заслуги», однако солдатская жизнь на войне коротка, и он погибнет смертью героя.

Так новосибирские адвокаты защищали Москву!

На третий день войны ушел добровольцем на фронт член коллегии А.Н. Торговников. Во время неудачных действий советских войск под Харьковом в мае 1942 года его рота попадет в окружение, все командиры будут убиты. А.Н. Торговников принял на себя командование остатками роты, которые, отбиваясь от наседавших немцев, с боями вырвались из кольца и соединились с  войсками, удерживающими оборону. За проявленную инициативу и умелое руководство подразделением он был награжден орденом «Красной Звезды» и представлен к офицерскому званию. Он пройдет все дороги войны, примет участие в разгроме Квантунской армии на Дальнем Востоке и в 1947 г. вернется в Новосибирск, где в  составе  юридической консультации Татарского района продолжит работу адвокатом. 

Наряду с этим многие  адвокаты, в том числе и председатель президиума  коллегии адвокатов И.Т. Романов,  были призваны на военные сборы, которые проходили как непосредственно в войсках резерва, так и при военном трибунале военного округа.  В ноябре 1941 г. И.Т. Романов будет направлен в действующую армию, как и еще одиннадцать адвокатов коллегии. Исполнять обязанности председателя коллегии останется М.П. Лежнин… 

Какой бы внезапной ни была война, президиум Новосибирской областной коллегии адвокатов и руководители крупных юридических консультаций проявили организованность и единство с населением. Под руководством партийно-советских органов и управления НКЮ  уже 24 июня 1941 г. было проведено  организационное заседание, где президиум принял важнейшие решения по дальнейшей деятельности коллегии в условиях военного времени. Были приняты решения о жесточайшей экономии финансовых средств, создании фондов помощи семьям фронтовиков и будущим эвакуированным, а также фонда содействия оборонной промышленности.  К октябрю 1941 г. Президиум направит в фонд помощи эвакуированным 10000 рублей, в фонд обороны 30000 рублей и передаст в собственность развернутому в городе  военному госпиталю часть имущества коллегии.

В 1942 году в Новосибирске на кустовом совещании адвокатов коллегии было принято решение о перестройке гонорарной практики, смысл которого заключался  в жесточайшем контроле за движением денежных средств,  максимальном  уменьшении заработной платы, направлении значительных средств на оборону и оказание помощи семьям военнослужащих, членам коллегии, оказавшимся в бедственном положении и коллегам из западных областей. В этих целях выделялись средства на приобретение теплых вещей для бойцов Красной Армии,  на сбор посылок  для матросов Северного флота, а также адвокатам, работавшим в освободившихся местностях и для поддержки Ленинградской областной коллегии адвокатов.  Смета доходов и расходов коллегии в 1942 году составила 607009 рублей, из которых 276004 рубля  планировались президиумом  на  указанные  цели.

В мае 1943 года Новосибирской областной коллегией адвокатов было перечислено на строительство «танковой колонны» 37000 рублей. Боевые машины, построенные на средства новосибирских адвокатов, участвовали в Курской битве и Берлинской наступательной операции. Адвокаты коллегии собрали и сдали в Фонд обороны на танкостроение 179338 рублей, на самолетостроение – 82000 рублей, на те же цели были сданы облигации государственного займа на 60000 рублей, а всего – 310000 рублей. Кроме того, ими была осуществлена подписка на облигации оборонного займа в размере двухмесячного заработка.

Чтобы понять, велики или малы эти суммы, мы снова обращаемся к архивным документам. В январе 1944 года президиум коллегии в своем обращении в горсовет г. Новосибирска указывал: «Наши сотрудники, кроме хлебного пайка, ничего не получают. Просим рассмотреть вопросы о выдаче продуктов питания и ордеров на приобретение одежды отличившимся адвокатам как поощрение».  Одновременно потребовалось целое расширенное заседание президиума, чтоб решить вопрос о выделении  валенок и тулупов адвокатам юридических консультаций Центрального района г. Новосибирска, выезжавших для участия в судебных процессах в отдаленные районы. Постановлением президиума «отпускались Центральной ЮК три пары валенок и одного тулупа, передав тулуп из президиума». А полугодом ранее начальник управления НКЮ обратил внимание на то, что «консультации Кировского и Заельцовского районов находятся в аварийном состоянии и если не принять срочные меры, то зимой они работать не смогут».

Отсутствие достаточных денежных средств, элементарного – бумаги, заставляло наших предшественников экономить, исполняя распоряжения Президиума на оберточной бумаге, разорванной на несколько частей, на газетах. В следующий раз, комкая лощеный лист формата А4 из-за одной опечатки в апелляционной жалобе, вспоминай, мой современник, как падали в обморок от голода секретари коллегии над этими клочками бумаги… .

26 июля 1941 года президиум примет решение, обязывающее адвокатов повысить дисциплину,  и 18 человек  были переведены из Новосибирска в Таштагол, Мыски, Чаны, Мариинск, Барабинск и другие районы, в которых в связи с мобилизацией не осталось адвокатов. Часть адвокатов в последующем, в том числе и в зимнее время, переводилась для работы и в отдаленные населенные пункты области, не связанные с крупными населенными пунктами железными дорогами - война вносила свои коррективы в деятельность Коллегии. Чтобы понять логистику этих командировок и переводов, нужно представить лютый сибирский мороз, дровни, на которых расположилась семья адвокатов, и нетопленное здание, в которое он будет поселен после приезда. А еще нужно было чем-то питаться…

К 10 октября 1941 года численность коллегии сократилась  до 82 адвокатов, поэтому юридические консультации  Дзержинского, Кагановичевского и Октябрьского районов г. Новосибирска объединили в одну Октябрьскую ЮК с размещением в одном здании с президиумом. Однако вскоре в   члены коллегии уже будут приняты первые эвакуированные из Москвы юристы, которые по возрасту или состоянию здоровья не могли быть призваны в действующую армию. Среди них опытные и квалифицированные юристы, например,  Н.Л. Вишняк, работавший инструктором ЦК Союза прокуратуры и суда; С.И. Никитин, в прошлом член РВС; Л.Н. Шапиро, бывший председатель Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда и в прошлом директор института права. К концу месяца за счет эвакуированных юристов, принятых в члены коллегии, численность коллегии возрастет до 118 адвокатов. К концу года начали прибывать эвакуированные юристы из других  областей центральной части России и  поволжские немцы. Одновременно с западных областей прибыли эвакуированные адвокаты И.И. Гольдберг, А.Э. Зайдман, Е.А. Зильберман, А.А. Раппопорт, А.Б. Рубанович, М.А. Шолк, И.И  и др. 

Эвакуация промышленных предприятий  с запада в Новосибирск потребовала размещения не только  оборудования, но и выделения значительного количества жилья для рабочих и служащих, эвакуированных вместе с предприятиями.  Быстро растущий город всегда испытывал жилищную проблему, а перемещение большого количества рабочих значительно ее обострило. И  городские власти принимали экстренные меры для размещения людей: развернулось упрощенное строительство землянок, полуземлянок, бараков. В июле 1941 г. Новосибирский горисполком предложил президиуму коллегии освободить для этих целей дом по улице Нерчинской, где он размещался, и  переехать в Томск с одновременной сдачей  работниками аппарата жилых помещений. Член президиума И.М. Зельманович  выезжал в Томск, где согласовывал с органами исполнительной власти организационные и другие вопросы по размещению аппарата президиума.  В последующем  президиум остался в Новосибирске, но свое помещение передаст на нужды обороны и в нем разместятся структурные подразделения заводоуправления эвакуированного предприятия п/я – 153…        

Есть еще одна овеянная славой страница Новосибирской адвокатуры. В феврале 1942 года в состав действующей армии будет призвана группа адвокатов Новосибирской области, среди которых:  Н.Л. Вишняк,  Е.Е. Дмитриев-Здоров, П.И. Ефимов, М.И. Карпов,  Н.М. Кирюшин, В.А. Мальцев,  А.С. Некрасов, Н.П. Нужных и другие.

         Почти все они в составе 112-й дивизии попали на Сталинградский фронт и в 1942 году обороняли тракторный завод, за овладение которым проходили наиболее ожесточенные бои. Здесь гитлеровцы решили нанести главный удар и сосредоточили  до восьми дивизий. Начиная с осени  вражеские атаки следовали одна за другой, бои разгорелись с невиданной силой и часто они перерастали в рукопашные схватки.  В последующем командующий 62-й армией А.И. Чуйков в своих воспоминаниях отмечал: «Сибиряки дрались до последнего патрона».

О том, в каком кровавом месиве находились новосибирские адвокаты, можно узнать из «Оперативной сводки № 88 к 9.00 29.09.1942 года, опергруппа штадива 112, \ул. Скульптурная, пр. Стахановца\»: «27 сентября левый фланг 524-го стрелкового полка был смят танками противника, от 1-й стрелковой роты осталось 4 человека... Командир полка Скляров пропал без вести. Комиссар полка ранен и эвакуирован. Из командования остались: помощник начальника штаба, адъютант командира полка, инструктор политотдела»…

Широкое распространение среди сибиряков получило снайперское движение. Снайперы из Сибири за три месяца уличных боев в Сталинграде уничтожили более трех тысяч солдат и офицеров противника. Среди них воевал адвокат из Колпашево И.И. Ткачук.

В начале лета Новосибирский обком ВКП(б) принял решение сформировать сибирскую дивизию из числа добровольцев. Эта дивизия, получившая номер 150-й, включала в свой состав Новосибирский и Кемеровский стрелковые полки, Томский артиллерийский полк и ряд других подразделений.  На призыв партии откликнулось свыше 42 тысяч добровольцев, в том числе и адвокатов Новосибирской области. 

Дивизия штурмовала немецкие укрепления у Клемятино и вступила в ожесточённый бой за Дубровку. На данном участке вражеская оборона была особенно сильна, дивизия смогла продвинуться только на небольшое расстояние. Ведя бои на непосредственных южных подступах к Белому, понесла колоссальные потери. 7-8 декабря 1942 года дивизия ударом многократно превосходящих сил противника с юга на Белый была рассечена надвое, меньшей частью попала в окружение, откуда остатки дивизии вышли 15 декабря. По сдержанным оценкам, дивизия потеряла 60 % личного состава. 15 января 1943 года, после доукомплектования и пополнения, прибыла в район северо-западнее Великих Лук, где освободила 50 населенных пунктов.

Тем же летом  из жителей Новосибирска, Кузбасса, Красноярска, Омска и Барнаула был сформирован 6-й Сибирский добровольческий стрелковый корпус численностью до 27000 человек. В составе этих дивизии и корпуса добровольцами на фронт отправились адвокаты П.М. Грилихес, К.А. Иванов,  А.А. Зорина и З.М. Юдина,  Е.Ф. Скарятина,  И.Я. Фалевич и И.И. Эрлих. В боях под Москвой и Сталинградом именно благодаря мужеству сибиряков удалось перемолоть немецко-фашистские войска и перейти в контрнаступление. Заслуга в коренном переломе в войне всего советского народа: тех, кто напряженно трудился в тылу, в том числе и в Сибири,  и тех сибиряков, кто погиб под Москвой и Сталинградом.  Среди них - адвокаты С.С. Дольщиков, В.М. Вейдман, А.И. Казачков, В.М. и  М.И. Карпов. В боях под Москвой дважды был ранен  адвокат В.А. Мальцев, за проявленный героизм он будет представлен к офицерскому званию. Вернется со Сталинградского фронта контуженным и полностью потерявшим слух адвокат А.Ф. Бойгачев. За свои боевые заслуги весь 6-й Сибирский добровольческий стрелковый корпус будет назван гвардейским…

В это же время в глубоком тылу – в Новосибирской области - продолжалась напряженная работа во имя победы. Адвокаты Новосибирской областной коллегии решили дополнительно отчислять в фонд обороны однодневный заработок,  призвав последовать их примеру членов Алтайской, Красноярской и Свердловской коллегий. Во всех юридических консультациях была развернута работа по учету семей мобилизованных в действующую армию, которым оказывалась всевозможная помощь.  В феврале 1943 года адвокаты коллегии  отказались от вознаграждения, которое они должны были получать за выполнение поручений судов, и обратились в Управление НКЮ с просьбой перечислять эти средства на изготовление танков Т-34. С наступлением весны расширенное заседание президиума решало вопрос об оказании помощи эвакуированным, семьям военнослужащих и нуждающимся адвокатам по проведению огородной компании.  Коллегия выделяла и группу адвокатов, которые командировались в сельские районы для оказания помощи районным органам власти, колхозам и совхозам по проведению посевной, а осенью создавались группы адвокатов, которые выезжали на поля для сбора картофеля семьям погибших на фронте. На некоторых сельских адвокатов были возложены обязанности уполномоченных по хлебоуборке и хлебосдаче.

По мере освобождения западных территорий и возвращения населения к мирной жизни значительная помощь была оказана и адвокатам, начинающим работу в сложных условиях разрухи. На организацию  детского дома для сирот погибших под  Сталинградом бойцов коллегией было переведено 25000 рублей, установлено кураторство над Смоленской и Воронежской областными коллегиями адвокатов. В целях оказания им помощи  адвокаты Новосибирской областной коллегии собирали юридическую литературу, направили туда несколько человек на временную работу и перевели 50000 рублей. Такая же помощь в 1944 году была оказана Ленинградской и Могилевской коллегиям  адвокатов.

Отрывая от себя, от своих семей, Коллегия адвокатов Новосибирской области помогала всем.

Шла война… В январе 1943 года, несмотря на тяжелое положение на фронте,  коллегия адвокатов приняла меры, демонстрирующие уверенность в победе  и направленные на подготовку к мирной жизни. На совместном заседании президиума и управления НКЮ говорилось о том, что война существенным образом повлияла на качественный и количественный состав коллегии и надо думать о послевоенном времени. Было принято решение создать шестимесячные курсы по подготовке к адвокатской деятельности с выплатой стипендий и экстернат, куда было принято сразу 40 человек. Руководителем курсов был назначен кандидат юридических наук М.Е. Евгентьев, которого после демобилизации из действующей армии приняли в члены коллегии. В последующем при экстернате были созданы курсы повышения квалификации не только для адвокатов коллегии, но и для представителей других юридических специальностей. В работе курсов было много трудностей организационного характера: не хватало учебников и бумаги, не было организовано питание, долгое время не утверждалась Наркоматом юстиции РСФСР смета курсов, порой адвокаты, обучающиеся на курсах, не могли посещать занятия вследствие занятости в судебных процессах. Но уже тогда президиум, увлеченный стремлением к созданию послевоенной  профессиональной  адвокатуры,  делал все возможное, чтобы курсы работали бесперебойно, а занятия проводили высококвалифицированные юристы. Такие, как чудом уцелевший от репрессий 30-х годов, адвокат с дореволюционным стажем П.П. Цветков и другие.

В конце 1943 года на курсы было принято еще 36 человек и на  подготовку кадров коллегия выделила 131000 рублей. В течение 1944 года в связи с освобождением западных территорий СССР многие эвакуированные адвокаты стали возвращаться  назад и к  концу года в коллегии осталось только два адвоката со стажем 20 лет и более. В связи с этим подготовка кадров и работа курсов приобретала особо актуальное значение. Уже в августе 1944 года состоялся первый выпуск 28 человек, из которых 11 выпускников были оставлены в Новосибирске,  остальные были направлены в Красноярск и Хабаровск,  по два человека на Украину и в Молдавию и четверо - на судебную работу.  В 1944 году начал свою работу Новосибирский филиал ВЮЗИ и в том же году 54 адвоката коллегии стали его студентами, а 23 адвоката были приняты слушателями в Центральную заочную юридическую школу.

Одновременно с выполнением обязанностей, направленных на оказание содействия фронту, членам семей фронтовиков и принятие мер в интересах обороны страны,  адвокаты коллегии выполняли и свои прямые профессиональные обязанности, объем которых значительно возрос. В некоторых источниках, особенно  документах КПСС периода перестройки середины 80-х годов, встречаются утверждения о том, что «борьба за колоски» по пресловутому постановлению ЦИК и СНК от 7 августа 1932 года и массовые репрессии населения к концу 30-х годов были прекращены. Однако архивные материалы Адвокатской палаты Новосибирской области опровергают эти утверждения.  В годы войны, наоборот, происходило массовое применение этого постановления и объем участия адвокатов в судебных процессах по таким делам значительно возрос. К примеру, в январе 1945 года президиум рассматривал вопрос о направлении адвокатов в судебный процесс, по которому  «за колоски» было привлечено 16 человек сразу.

В связи с ростом преступности несовершеннолетних НКЮ РСФСР 22 июля 1944 года издал приказ № 39, обязывающий коллегии адвокатов создать специальные группы, которые бы специализировались не только на защите прав несовершеннолетних подсудимых, но и занимались их перевоспитанием. Адвокаты коллегии активно взялись и за эту работу.

Однако война продолжалась, адвокаты уходили на фронт. Эвакуированные адвокаты уезжали на малую родину, а в коллегию  возвращались  демобилизованные из армии и  шел прием новых кадров. Вернулся с фронта без ноги  В.В. Бодров, возглавивший  юридическую консультацию Ипподромского района г. Новосибирска, вернулись адвокат из Верх-Ирменьского района М.А. Анохин,  прошедший всю войну,  адвокат  Купинской ЮК А.С. Некрасов, который  за проявленный героизм  был награжден не только боевыми наградами, но и удостоился трех благодарностей Сталина. В архивах удалось обнаружить следы адвоката  Н.Ф. Корнишина, которого накануне войны репрессировали и  отправили на фронт в штрафной батальон. За проявленную в боях воинскую доблесть военный трибунал снял с него судимость. В июле 1945 г.  Н.Ф. Корнишин был восстановлен в членах коллегии и после войны работал в юридической консультации г. Барабинска.  После победы над Японией с востока возвратились демобилизованные из армии адвокаты Д.М. Богданович (Сузун),  Н.П. Нужных (Венгерово),  И.Е. Маутин (Каргат),  В.К. Шумилов (Михайловка). Все они были восстановлены в членах коллегии,  и им была оказана материальная помощь для возврата к мирному труду.

После войны в Новосибирской областной  коллегии адвокатов еще долгое время работали участники войны: Н.М. Андреева, награжденная двумя орденами Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги» (юридическая консультация  Октябрьского района г. Новосибирска); М.Ф. Артамонов, кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды (юридическая консультация Советского района;  адвокат ЮК Кировского района П.В. Авакумов, награжденный медалями «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги» и «За победу над Германией»; кавалер двух орденов Отечественной войны Iи II степеней и четырех медалей А.Н. Бойков (ЮК Ленинского района);  адвокат из Коченево Ф.В. Воронин, награжденный орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени, медалями «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией»; А.А. Москаленко, награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и «20 лет Победы в Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.» (ЮК Заельцовского района); адвокат И.Н. Мамонтов, кавалер ордена Славы, участник войны с Японией из Черепаново; Д.Ф. Сазонов, награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда» (ЮК Первомайского района) и Л.В. Пехтерев, освобождавший Варшаву и участвовавший в штурме Берлина (ЮК Дзержинского района)…

В период Великой Отечественной войны, несмотря на принятие мер, направленных на повышение ответственности всего населения, введение жесточайшей дисциплины  на производстве и усиление административно-командных методов управления, прекратились массовые репрессии и адвокатура Западной Сибири не ощущала на себе политического давления государства. Несмотря на то, что в этот период времени органы Наркомюста активизировали  работу  по регламентации  деятельности адвокатуры, порой выходя за пределы своих полномочий, предусмотренных законом,   такая регламентация была обусловлена чрезвычайными обстоятельствами и условиями военного времени. В целом,  приказы и указания НКЮ СССР, НКЮ РСФСР и управления НКЮ по Новосибирской области, были направлены на укрепление дисциплины труда адвокатов, перестройку организации  адвокатской деятельности с учетом военного времени и происходящих в регионе изменений, подготовку квалифицированных кадров и  посредством властных полномочий оказание практической помощи в решении многих проблем коллегии, возникших с началом войны. По сути за годы войны западно-сибирская адвокатура  как бы стала частью структуры Наркомюста и больше рассматривалась в единстве с правоохранительной системой. Так, всякое перемещение адвокатов  в коллегии производилось  с согласия Управления НКЮ,  в 1943 году личные дела адвокатов были переданы в территориальный орган юстиции, а в 1944 году председатель коллегии Ф.С. Старостенко был назначен заместителем начальника управления НКЮ. Вместо него исполнять обязанности председателя коллегии адвокатов был назначен М.Г. Чернин. Это была война…    

Однако власть по-прежнему  внимательно следила за деятельностью адвокатов и жестко пресекала всякие действия, которые, в ее представлении, не соответствовали идеологии советского государства. В мае 1943 года в Нарымском округе разразился скандал, дошедший до обкома ВКП (б).  По причине отсутствия писчей бумаги во всем Колпашевском районе  зачастую для переписки использовались обратная сторона контурных карт,  черновиков, поля газетных страниц и пр. Одну из газет для написания кассационной жалобы и использовала адвокат Л.А. Крестьянникова, не рассмотрев, что на обратной стороне газеты имелись портреты Ленина и Сталина. Суд сообщил об этом органам НКВД, поскольку усмотрел в этом антисоветский выпад и потребовал от президиума исключить адвоката из коллегии.  Происшедшее было настолько политизировано, что председатель президиума вынужден был выехать в Колпашево, чтобы на месте во всем разобраться и доложить в обком партии. В конце концов, местный отдел НКВД подтвердил, что у Л.А. Крестьянниковой было плохое зрение, раньше она была на хорошем счету, поэтому ее арестовывать не стал, но настоял  перед президиумом на ее выезде из Нарымского округа.  Под давлением партийных органов Л.А. Крестьянниковой объявили строгий выговор с предупреждением «за невнимательность» и перевели в другой район.

В 1944 года был  арестован и через три месяца осужден на 5 лет лишения свободы адвокат В.А. Соловьев за то, что когда его семья начала опухать от голода, то он получил гонорар не деньгами, а продуктами. Через несколько месяцев Верховный суд РСФСР в порядке надзора отменил обвинительный приговор и  прекратил производством уголовное дело за отсутствием в действиях В.А. Соловьева состава преступления.

А в это время танки Т-34, построенные на деньги новосибирских адвокатов, приближались к Берлину…

Есть в Ленинском районе Новосибирска мемориальный комплекс «Монумент Славы». Он состоит из символического памятника скорбящей женщины-матери, Вечного огня и пяти мощных десятиметровых пилонов, на которых выгравированы сцены, отображающие отдельные этапы войны. Между пилонами на возвышении помещены четыре урны с землей с мест кровопролитных боев. С противоположной стороны впрессованы в бетон пилонов выполненные из металла имена 30266 новосибирцев, павших на фронтах. Среди них и имена наших коллег, адвокатов, и земля каждой из четырех урн полита их кровью.

Так будем вечно помнить их подвиг -

Солдатов Великой войны,  Адвокатов Великой победы. .

В статье использованы материалы личных исследований Президента Адвокатской палаты Новосибирской области Жукова А.В.