630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Понедельник, 27 июня 2022
Вы находитесь: Блоги Александр Болдырев

Александр Болдырев

Реформа рынка профессиональной юридической помощи. Шаг вперёд, два шага назад?

«Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него»
А.П.Чехов, из письма А.С.Лазареву 1 ноября 1889 г.

Тема реформы рынка профессиональной юридической помощи уже неоднократно обсуждалась. Сложно обозначить что-то новое, что не разбиралось профессиональным сообществом. Однако это не означает, что данный вопрос потерял свою актуальность. Также и время нам даёт новые поводы для обсуждения и осмысливания происходящего в этой сфере.

Более того, если эту тему «спустит на тормозах» адвокатское сообщество, то вряд ли ею заинтересуются другие наши коллеги по юридическому цеху.

В 1904 году была издана книга В. И. Ленина «Шаг вперёд, два шага назад (Кризис в нашей партии)». Название этой книги стало «крылатым выражением», и оно очень хорошо характеризует текущее состояние реформы рынка профессиональной юридической помощи.

Не буду сильно углубляться в историю реформы, но последние ключевые моменты обозначу. В 2017 году Минюстом России предложены революционные преобразования рынка профессиональной юридической помощи . Планировалось, что реформа должна реализовываться в три этапа. К моменту окончания третьего этапа должен быть обеспечен переход в адвокатуру всех заинтересованных представителей юридического сообщества. И уже с 1 января 2023 года, при успешной реализации концепции, представителями во всех судебных инстанциях могли бы быть только адвокаты, за небольшим исключением. С этого же времени юридическую помощь в России на возмездной основе оказывали бы только адвокаты и адвокатские образования.

До 2023 года осталось не так много времени, и мы можем сами соотнести, насколько далеко продвинулась реформа, с учётом того, что даже концепция не была утверждена.

По факту, попытку Минюста РФ продвинуться в данном вопросе даже сложно назвать «шагом вперёд», но вот назад шагаем мы успешнее.

Конечно, ключевым в этом вопросе является то, что власть «заморозила» реформу, но на «заморозке» всё не остановилась.

В 2019 году бо́льшая часть судебных процессов стала «профессиональными». Представителями в судах могут быть адвокаты и лица с высшим юридическим образованием, учёной степенью.

Суды различных инстанций, включая и Конституционный суд РФ, рассмотрели вопрос законности подобного профессионального представительства и не нашли нарушений прав граждан в том, чтобы их представителями могли быть дипломированные юристы. Например, Конституционный суд по делу ООО «Александра» из Магаданской области к налоговой инспекции указал, что положение о юридическом образовании было введено в АПК не для того, чтобы отдать безоговорочный приоритет институту юридической помощи. Его целью было повышение эффективности защиты прав граждан и организаций, качества правосудия, оптимизация судебной нагрузки, "достижение чего предполагает разумную профессионализацию арбитражного процесса, усиление гарантий получения квалифицированной юридической помощи и повышение её качества" . Подобная позиция транслируется и судами общей юрисдикции, за исключением уголовного судопроизводства - тут за адвокатурой оставлен приоритет защиты.

Мы видим, что никакой «адвокатской монополии» нет даже в судах, не говоря о других секторах рынка юридической помощи. Власти ограничились лишь допуском дипломированных юристов к представительству, что далеко от задуманного.

Фиксация же высшими судебными инстанциями законности данного широкого «дипломированного представительства», на мой взгляд, может привести к проблемам при продвижении профессионального адвокатского представительства. Противники подобного «адвокатского представительства» явно будут апеллировать к выводам Верховного и Конституционного судов о широком доступе к правосудию.

Адвокат, в силу значимости его труда, обязан не просто оказывать профессиональную юридическую помощь доверителям, но и соблюдать стандарты, не позволяющие дискредитировать миссию адвокатуры.

Это зачастую не нравится другим участникам рынка юридических услуг. Там, где превалирует жажда наживы, сразу возникает желание как можно больше заработать, потратив для этого как можно меньше усилий. В этом желании заработать не все действуют добросовестно, притом что у нас нет даже минимальных стандартов оказания юридических услуг. То есть человек, приходя в юридическую контору, обещающую выиграть его дело, вынужден не просто поверить этим обещаниям, но ещё и подписать договор на оказание юридических услуг, составленный той же фирмой, в своих же интересах. А когда данные граждане понимают, что все обещания лишь маркетинговый ход, им сказу указывают на соответствующий пункт данного договора - клиенту риски были разъяснены и понятны до заключения соглашения. Попробуй это оспорить в суде, когда сам же и подписал, и согласился с условиями договора…

Повторю, достойные стандарты юридической помощи есть только для адвокатов. Этого и не любят любители быстрой наживы, использующие агрессивные методы рекламы своих услуг, притом что и в рекламе адвокатской деятельности есть свои ограничения.

Если же оставить в стороне подобных непорядочных граждан, то и с нашими добросовестными коллегами-юристами дела обстоят не очень хорошо.

Сейчас можно наблюдать тенденцию, когда всё больше адвокатов замыкаются на уголовном праве и процессе. У граждан также складывается стереотип - раз адвокат, то он ведёт только уголовные дела. На мой взгляд, это может привести к снижению уровня профессионализма корпорации в целом, т.к. «гражданские» юристы редко рассматривают вопрос о вхождении в адвокатское сообщество.

Даже те, кто дорожат своей репутацией и соблюдают высокие стандарты оказания юридических услуг, в личных беседах прямо заявляют, что им это просто невыгодно - налоговая и иная финансовая нагрузка на адвокатов значительно выше. Более того, адвокатам вменяют всё больше и больше обязанностей.

Из последнего, это новые полномочия Адвокатских палат в вопросе борьбы с легализацией преступных доходов и финансирования терроризма.

Адвокаты становятся частью «антиотмывочной» системы, когда готовят или осуществляют от имени или по поручению своего клиента операции с денежными средствами или иным имуществом, перечисленные в статье 7.1. ФЗ-115. Сейчас законодатель уточнил «антиотмывочный» закон. В том числе, дополнил статью 9.1. ФЗ-115 тем, что контроль (надзор) в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения в отношении адвокатов, осуществляется адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации.

Надеюсь, не нужно долго объяснять связь данных изменений с формированием чиновниками отчётности по «палочному принципу».

В ближайшее время ФАТФ, где ключевую роль играют «недружественные страны» с соответствующей объективностью к нам, будет спрашивать наших чиновников, насколько успешно российские юристы борются с легализацией преступных доходов. В свою очередь, отечественные бюрократы будут именно у адвокатских палат уточнять, сколько же адвокатов палаты наказали за нарушение закона и как много сомнительных сделок своих доверителей выявили адвокаты и сообщили о них властям. Какие мы цифры дадим? Кого будет волновать та огромная серая часть рынка юридических услуг, где нет адвокатов? При этом такие запросы в Новосибирской области уже поступают.

Если же адвокатские палаты будут «беречь» коллег, случайно недоглядевших за своими доверителями и не доложивших куда следует, то эти контрольные полномочия палат с большим удовольствием заберёт себе какой-нибудь государственный орган.

В общем, картина по-чеховски – повесили ружьё в первом акте, значит, в последнем оно обязательно должно выстрелить.

Напоследок ещё немного о налоговой политике нашего государства.

У нас с 2019 года проходит эксперимент в виде установления специального налогового режима от дохода для самозанятых граждан. Данные граждане могут оказывать и юридические услуги. Ставка по налогу для самозанятых составляет 4% или 6%, в зависимости от субъекта, кому данные услуги оказываются. То есть к различным ООО и ИП, с их льготными системами налогообложения, добавляются ещё и самозанятые.

Мы видим закручивание гаек с одной стороны и послабления с другой.

Пока всё это не превратилось в окончательно негативную для нас тенденцию, мы просто обязаны добиваться, как минимум, выравнивания баланса интересов участников рынка профессиональной юридической помощи с последующим доведением реформы до своего логического конца, где все субъекты будут находиться в равном положении и войдут в нашу адвокатскую корпорацию. В целях сохранения и развития адвокатуры.

Я также уверен, что одно только уравнивание финансовой нагрузки, над чем активно работает ФПА РФ , уже сделает адвокатуру более привлекательной для юристов, в том числе за счёт возможностей, которые даёт нам наш закон в части адвокатской тайны и других гарантий.