Лента новостей

Прошел второй этап конкурса эссе «Профессия адвоката моими глазами»
26 февраля 2024 г.
Прошел второй этап конкурса эссе «Профессия адвоката моими глазами»
Конкурс эссе «Профессия адвоката моими глазами» успешно реализуется с 2021 года
Конкурс эссе среди студентов средних профессиональных учебных заведений «Профессия адвоката моими глазами» II этап конкурса
26 февраля 2024 г.
Конкурс эссе среди студентов средних профессиональных учебных заведений «Профессия адвоката моими глазами» II этап конкурса
17 февраля в Адвокатском бюро «Солларс» прошел второй этап Конкурса эссе «Профессия адвоката моими глазами»
Победа здравого смысла через решение суда апелляционной инстанции
26 февраля 2024 г.
Победа здравого смысла через решение суда апелляционной инстанции
Новосибирский областной суд отменил частное постановление Заельцовского районного суда г. Новосибирска о необходимости привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности за непосещение судебного заседания во время отпуска
Поздравление с 23 февраля!
21 февраля 2024 г.
Поздравление с 23 февраля!
Поздравляем вас с наступающим праздником – Днем защитника Отечества!

Мнения

Александр Болдырев
16 января 2024 г.
Трудовое право и трудовое бесправие
О грядущей национальной проблеме
Михаил Спиридонов
19 ноября 2022 г.
Следи за собой, будь осторожен
Вспомнились мне слова из песни знаменитого В. Цоя, когда подходя к подъезду, увидел объявление, в котором молодой человек предлагает услуги «компьютерного мастера по установке программ и т.п.».
Вячеслав Денисов
26 декабря 2023 г.
Мантия — не наша одежда
Выскажу своё мнение, и оно не уникальное, поскольку едино с подавляющим большинством практикующих адвокатов

Интервью

Вячеслав Денисов
21 апреля 2022 г.
Интервью адвоката В. ДЕНИСОВА журналу "Российский Адвокат"
Из-под его пера вышло три десятка книг для легкого чтения, что ставит коллегу в один ряд с самыми плодовитыми беллетристами современности
Андрей Жуков
7 марта 2022 г.
Интервью президента Адвокатской палаты Новосибирской области Андрея Жукова, посвященное 220-летию Министерства юстиции Российской Федерации
Приближающаяся дата 220-летия Минюста России, без всякого сомнения, является важной вехой в дальнейшем укреплении российской государственности, обеспечении соблюдения законности и прав и интересов граждан
Андрей Жуков
10 декабря 2015 г.
Интервью президента Адвокатской палаты Новосибирской области Андрея Жукова заместителю главного редактора "Новая адвокатская газета" Марии Петелиной
Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты должны обращать самое пристальное внимание на качество юридической помощи
Вячеслав Денисов
Адвокат, помощник Президента Адвокатской палаты Новосибирской области по информационному обеспечению – руководитель пресс-службы

Мантия — не наша одежда

26 декабря 2023 г.

Выскажу своё мнение, и оно не уникальное, поскольку едино с подавляющим большинством практикующих адвокатов


И еще раз о т.н. «адвокатских мантиях». Так называемых, поскольку речь идет о российской адвокатуре.

Мне хорошо известна позиция руководства ФПА РФ на этот счет, я информирован о мнении адвокатов регионов на эту тему. Выскажу своё, и оно не уникальное, поскольку едино с подавляющим большинством практикующих адвокатов. Это мнение тех, кто ежедневно ходит в суд, чтобы исполнять свой долг адвоката по защите законных интересов граждан.

Начинает раздражать продвижение и внедрение инородных паттернов, противоречащих, а то и отторгаемых традициями российской адвокатуры. Это происходит в условиях, когда судебная система в частности и государство в целом не воспринимает адвокатуру как часть правосудия. Но дело даже не в невозможности, неспособности изменить ситуацию посредством внедрения этих паттернов, проблема в усугублении общего противоречия. Как говорил уважаемый мною прокурор Кони, уважаемый за то, что уважал адвокатуру, сколько белых барашков в зал суда ни приведи, из них одного белого коня не сделаешь. Ибо лечить нужно не симптомы, а причину болезни.

Любое твое действие должно быть направлено на приближение к цели. Именно с этой позиции необходимо рассматривать свою жизнь и профессиональные поступки. О «бренде адвоката» как о варианте превращения адвокатской деятельности в ООО я уже говорил, дошла очередь и до очередной «модернизации» – до мантии. А цель наша конкретная и в условиях российской ментальности труднодостижимая – стать действительной, а не продекларированной частью российского правосудия.

У стороны, полагающей, что облачение в мантию адвокатов резко повысит авторитет профессии, вызовет небывалое уважение к адвокатам в суде и обществе, изменив судебную практику с 99,6 % обвинительных приговоров в год на более благопристойную, несколько доводов.

Одна из них заключается в том, что мантия предназначена для судебных процессов, в том числе тех, которые проводятся с участием присяжных заседателей. Сторонники мантии предлагают такой резон: представьте, мол, в суд приходит человек в форме, с погонами и золотыми пуговицами – это прокурор, государственный обвинитель. Затем зал встает, когда входит судья в мантии. А адвокат, к сожалению, не всегда выглядит презентабельно. Мятый костюм, странный цвет или стиль одежды могут не понравиться присяжным, вызвать у них антипатию. Не зря, мол, психологи называют первое впечатление фундаментальной ошибкой атрибуции. Это очень важно, считают сторонники мантии, когда человека оценивают с первого взгляда, поскольку если он не понравился, то потом это отношение очень трудно изменить.

И скорбь охватила меня. Да простят меня уважаемые коллеги, сторонники этой позиции, но я только что выслушал совет, как надуть присяжных заседателей на первые пять минут судебного процесса. На пять минут, потому что именно через этот отрезок времени присяжные всё равно поймут, с кем имеют дело. Если ошибусь, поправьте меня, но если на тебе мятый костюм, то и мантия у тебя будет иметь такой вид, словно её вынули из того места, которое я назову портфелем. И если у тебя в суде странный вид, то, скорее всего, ты и речи будешь произносить странные.

Допущение, что у адвоката в суде может быть неприличный вид, и поэтому его нужно чем-то прикрыть, раскрывает сущность, придаваемую мантии её приверженцами.

Я устал говорить – у адвоката не может быть дешевого вида. Профессия возлагает на нас обязанность выглядеть дорого, стильно и эффектно. Так повелось. У генералов - лампасы, у айтишников - красные глаза, у адвокатов - безупречный внешний вид. В голову многих никак не может проникнуть простая истина – адвокатура это не просто юридическая специальность, это империя со своими правилами и традициями.

Ношение мантии никогда, я подчеркиваю – никогда не являлось неотъемлемой частью исторической традиции российской адвокатуры. Я говорю российской, потому что другие меня не интересуют. Я российский адвокат, и мантию мне предлагают надеть в России, а не в какой-нибудь Англии.

В статье 2 проекта «Общего наказа судебным установлениям» говорилось, что в публичных заседаниях присяжные поверенные обязаны быть в черных фраках, имея в петлице знак, присвоенный их званию. Всё. За всю историю российской адвокатуры, начиная с 1864 года, ни один адвокат российский не надел мантию и даже не помышлял об оном.

Нам ли брать пример с Англии, Франции и Германии, друзья мои? Неужели мы будем равняться на английских адвокатов, забыв о внешнем виде великолепных Плевако, Спасовича и иже с ними? - что дальше? – напудренный парик с буклями?

И если кто-то забыл, как развиваются события в суде, в том числе в судебных процессах с участием присяжных заседателей, я напомню.

Приходя в суд, прокурор заходит в свой кабинет. Приходя в суд, судья заходит в свой кабинет. Приходя в российский суд, адвокат от получаса до двух часов топчется в коридоре среди подсудимых, потерпевших, их родственников по всем делам на этом этаже. И то верно – зачем человеку, которому государство не предоставляет специальную пенсию и не оплачивает отпуск и листки нетрудоспособности, кабинет в здании суда? А устраивать в этом коридоре стриптиз с мантией, зажав портфель между колен, ни одному уважающему себя мужчине (я не говорю о женщинах, поскольку это уже совсем из ряда вон), даже без пенсии и отпуска, не пристало.

Утверждение, что мантия повышает авторитет адвокатуры в глазах суда и общества – это лукавая попытка увести нас в сторону от наших традиций и обычаев. Авторитет адвоката формируют только умение владеть собой и перечень профессиональных побед и достижений. Я подчеркиваю особо – профессиональных, то есть, адвокатских, добытых на полях боев в зале суда. А повышение авторитета адвокатуры через ношение мантии напоминает лакировку копыт полковых кобыл перед лавинной атакой.